суббота, 30 августа 2014 г.

Одонтоглоссум


Вызывая частые расспросы,
в море стекол – нежности паром,
на окне цветет одонтоглоссум –
клоун, шут, растение-Пьеро.

Приглядитесь: новые детали
в лепестках, что тонкая камча.
В милом чуде люди увидали
расписную рожу циркача.

И теперь не чудо – а причуда...
Да и мы, покинув этот дом,
открываясь людям, почему-то
предстаем в костюме шутовском.

Наша нежность? Чей-то хохот вдосталь,
от потехи - надорвать нутро.
На окне цветет одонтоглоссум,
клоун, шут, растение-Пьеро.



Примечание. Одонтоглоссум называют орхидеей-клоуном.

четверг, 21 августа 2014 г.

Калачики

Сверкающие мячики
в малиновом огне.
Цветут себе калачики
на солнечном окне.


Вазоны или ящики
подходят им вполне.
Цветут себе калачики
на солнечном окне.


Один, другой корячатся
в конторской суетне.
Цветут себе калачики
на солнечном окне.


А солнце вскоре спрячется
в вечерних туч кашне.
Цветут себе калачики
на маленьком окне. 



среда, 20 августа 2014 г.

День будний иссяк. Вечереет.



День будний иссяк. Вечереет...
Дома превращая в загадки...
Так быстро пустеют качели
беспечнейшей детской площадки.

Раз-два... Звук скрипучий и плотный.
Прощальный, кому-то – банальный.
И пахнет в светящихся окнах
уютом семей да блинами.

И в час, когда мы – силуэты
и краски теряют значенье,
с надеждой: никто не заметит
сажусь я на эти качели.

Нежданность, незванность мгновенья,
как будто билет в невозможность.
Раз-два... И привычным движеньем
толчок совершив осторожный...

И с каждым движением дружным
всё легче, всё больше свободы.
Как сон на случайной подушке,
становятся шумные годы.

А в окнах окрестных свеченье
мглень-ластик стирает устало.
На старой площадке качели
пронзительно пахнут металлом.

Восьмидесятые. Центр неухоженный.



Восьмидесятые. Центр неухоженный.
Пахнет каштанами, пылью, мороженым.
А посреди -
между солнцем и сплетнями -
хозяева жизни,
тридцатилетние.
Жаргоном подкованы,
в фарцу запакованы.
Давно их надежды исчезли с кореньями.
За бороду Бога - мое поколение.
Пример подражанья - иные горбатые.
А помню я смелые
восьмидесятые.

Стали классикой уже асфальты в «классиках»

Стали классикой уже асфальты в «классиках»,
черепицы крыш, засиженные птицами,
и конфорки тумбовидных плиток газовых,
голубыми окаймленные ресницами.


И стареющий, с морщистыми столешнями,
двор, усыпанный плодами, как веснушками.
Кот откормленный, но втайне сожалеющий,
что не лакомится сахарными грушами.


Август смотрит золотисто-строгим складенем,
но так хочется в безлюдном предвечерии
пробежаться по дорожке в палисаднике
да взъерошить небо рыжими качелями.

вторник, 12 августа 2014 г.

Я угадала: шуршащая Лета – это песок

Я угадала: шуршащая Лета – это песок;
даже песочек речной, где вербен островки зеленеют…
Что попадает в его неподвижный поток,
вряд ли глотнуть воздух жизни еще раз сумеет.

Всё забирает пустыней – обжора веков.
Только зачем-то выносит нам щедрым движеньем
амфоры зданий, обломки сверхсильных миров,
древних миров, потерпевших кораблекрушенье...